?

Log in

No account? Create an account

Претенциозный солипсизм


Previous Entry Share Next Entry
Не говори «ГОП», пока не прочитаешь (о рассказах К.Шаманова)
tursinbaev

Многие знают и любят его как талантливого и яркого художника, многие знают и ненавидят его как художника-выскочку.

Для кого-то он – отец-основатель «ГОП-арта» и «свой в доску пацан», иные видят в нём «того чувака, который заставил таджиков делать нам бугага» и «башлит пустотами» «нулевых» монет.  

И гораздо реже о нём говорят как о прозаике. Хотя, быть может, именно проза Кирилла Шаманова– ключ ко всему, что он делает .  

 

«Иных далеко, иных уж в мире нет…», - писал Александр Пушкин, понять которого, игнорируя «лицейский» период, невозможно.

«….Диму хоронили в дешёвом гробу в старой олимпийке «СПОРТ» синего цвета который он не любил и в вельветовых подростковых брюках которые я помнил на нём ещё в семнадцать лет», - написал Кирилл Шаманов, понять которого, игнорируя рассказы о сложном и важном, невозможно.

 

Рассказы Шаманова можно разделить на несколько тематических групп, одну из которых можно назвать «личностно-ориентированной»: «Митяй», «Слава сАлёный», «Вовка Вирус», «Стасик, или некоторые аспекты наркобизнеса», «Дима Бейкер», «Сенич»…

Герои этих новелл – личности, о которых Шаманову хочется рассказать, потому что они были тем миром, той средой, в которой лирический герой  Кирилла  носил кроссовки «Абабис» и, погружаясь в эзотерический туман девяностых, «ахуевал», как настоящий «питерский»; влюблялся в героиновых девочек и познавал мир через себя и себя через мир.

Эти новеллы – своеобразный мартиролог ушедшей юности: иных уж нет, а те – далече… Глазастый Митяй умер от передозировки героина, Слава с Алёной  повесились, Диму задавил автомобиль…

Все герои – очень разные, и подчас нелегко разобраться в этом пантеоне завистливых божков и великодушных юных богов, сатиров-дилеров и нимф-нимфеток. Но все они – части, частицы и частички биографии лирического героя, каждому нашлось место в его жизни, ибо каждый из них и есть жизнь.

Читать Шаманова грустно и весело: живой и красочный язык автора, обилие неологизмов и окказионализмов расцвечивают повествование, позволяют говорить об особой нарративной технике автора, но вся эта литературная артиллерия резко и точно бьет не по выверенным целям-образам, а по мишеням-судьбам, мишеням-портретам; и мы, читатели, не радуемся недрогнувшей руке рассказчика, попавшей в «яблочко» десять раз из десяти, но молча разглядываем в бинокль обрывки нитей, страшно повисших в холодеющих руках распятых Мойр…

«Митя был хлипким юношей, обладателем очаровательных глаз с пушистыми ресницами, веснушек западляного характера и устойчивого семейного быта…» - «…Всё изменилось, когда Митя попробовал Его Величество Ширево» - «…перекумаренный Митин организм не справился».

«Слива – был старше меня…работал мясником… любил стимуляторы» - «…Слива сливает её бабки барыгам» - «Сломали дверь, три дня как висит. Достоевщина».

Вова Вирус «имел симпатичные карие глаза и пухлые румяные губки, любил потолкать фашисские телеги, но теоретически» - «…Вова сед, практически полностью сед в 22 года!» - «Там Вову похоронили…».

«Дима Беккер был голубоглазым юношей брюнетом, с выраженным еврейским носом, коричневыми разводами на зубах, громким голосом и походкой Буратино» - «Бейкеру до дозняка вообще-то было похую, чем сдвигать себе башню…» -  «Умер Дима легко и моментально…».

…Симпатичные мальчики-куклы, в которых втыкали (кто?) тонкие иглы, занимаясь особым экзистенциальным (или витальным?) вудуизмом, - и куклы ломались…

 

 «….Диму хоронили в дешёвом гробу в старой олимпийке «СПОРТ» синего цвета который он не любил и в вельветовых подростковых брюках которые я помнил на нём ещё в семнадцать лет».

Которые помнил.

О которых написал.

  • 1

Заинтересовался

Рассказы опубликованы? Озон - молчит.

Re: Заинтересовался

Насколько мне известно - нет, но сейчас, возможно, будет готовиться к публикации сборник прозы, где будут и рассказы Кирилла Шаманова. А пока - proza.ru, через поиск - "Кирилл Шаманов".

  • 1